Свежие комментарии

Деятельность анапского паши Хаджи-Хасана среди черкесов

В середине 20-х гг. XIX в. русско-черкесские отношения характеризуются сохранением определенной тенденции к сближению и развитию торговых отношений. Однако устойчивой внешнеполитической ориентации на Россию у западных адыгов не было. В значительной степени это было связано с конкретной военно-политической обстановкой и геополитической ситуацией в регионе. На народных собраниях в Западной Черкесии одним из главных вопросов являлось отношение адыгов к России и Турции. Так, в письме начальнику Кавказской линии князю Горчакову абадзехи заявили, что «будут жить мирно с русскими, но чтобы и русские не предпринимали неприязненных действий». Борьба вокруг черкесского вопроса между Россией и Турцией с особой силой развернулась после подписания Аккерманской конвенции в 1826 г. Она подтвердила и дополнила условия Бухарестского мира. Согласно Аккерманской конвенции, за Россией на восточном берегу Черного моря закреплялись города Сухум-Кале, Анаклия и Редут-Кале. Возвращения этих пунктов правящие круги Турецкой империи требовали в течение 14 лет после заключения Бухарестского трактата 1812 г. Конвенция вместе с тем подтверждала права Порты на Западную Черкесию. Порта хорошо понимала, что не обладает реальной властью над западными адыгами и приступила к реализации намеченного плана по укреплению своего влияния в Западной Черкесии.

В 1826 г. на должность анапского паши был назначен энергичный и тонкий политик Хаджи-Хасан, который установил контакты со старшинами ближайших к крепости черкесских обществ. Паша потребовал от них присяги на верность султану. Хаджи-Хасан сумел расположить некоторых старшин к присяге с условием, что «требовать податей с них не будут». Однако адыги отказались признать эту сделку и прекратили связи с османскими властями. Деятельность Хаджи-Хасана среди западных адыгов вместе с тем имела и определенные успехи. Умело используя социальные конфликты у «аристократических» субэтносов, паше удалось заручиться поддержкой отдельных князей и дворян. Хаджи-Хасан не ограничивался принятием присяги и требовал подчинения турецким законам. Средством для усиления своего влияния паша избрал пропаганду ислама. Турецкие эфенди были разосланы по горским селениям «с намерением обращать народ в веру магометанскую, склонять его на сторону турок и производить расправу». В августе 1826 г. Хаджи-Хасан на общем собрании шапсугов и натухайцев потребовал от них принятия присяги и уплаты дани на содержание турецкого гарнизона в Анапе. В ответ адыги заявили, что «приняли мусульманство по доброй воле» и никогда никого из чужеземных монархов «не слушались», а потому не позволят, чтобы кто-либо считал их завоеванными. Попытки Хаджи-Хасана привести к присяге натухайцев с помощью военной силы не увенчались успехом. В 1827 г. с отрядом турецких войск паша двинулся из Анапы к натухайцам. Однако они решительно отказались повиноваться Хаджи-Хасану. Отказались принимать присягу турецкому султану и шапсуги. В октябре 1827 г. на большом собрании абадзехи заявили, что отказываются от присяги и уплаты дани турецкому султану...

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх